Нет, экран не меркнет

...Прошло уже десять лет с того траурного дня, когда вместе с друзьями-кинематографистами я стоял у ее гроба в Театре имени Моссовета. Десять лет, но время от времени я все еще беседую с ней, как с живой, или слушаю будоражащие душу ее милые, искренние песни.

Так, думается мне, было и в тот морозный январский вечер 1977 года, когда в Центральном доме кино я присутствовал на вечере, посвященном 75-летию со дня ее рождения.

В обычно шумном зале на этот раз было тихо, очень тихо. Приглашенные молчаливо занимали места — ни восклицаний, ни шуток, и даже простые приветствия передавались незаметным кивком головы. С рассказами о творчестве актрисы и воспоминаниями о ней выступали Г. Александров, С. Образцов, В. Канделаки, генерал-майор Е. Востоков. И все это в полной тишине. А потом вспыхнул экран — появилась она в немеркнущих кадрах ее фильмов, и в зале загремела овация. Нет, она не ушла, она была с нами, пела и танцевала, и ее лицо светилось неповторимой улыбкой.

Как с добрыми друзьями юности, и по сей день мы встречаемся с героинями Любови Орловой.

Примерно через год после ее смерти, в январе 1976 года, в Центральном Доме кино был показан научно-популярный фильм «Г. Александров и Л. Орлова». Фильм этот был поставлен на студии «Центрнаучфильм» кинорежиссером М. Каростиным по сценарию, написанному им совместно с Д. Василиу и А. Зебиным. Картина с живейшим интересом была принята зрителями, ибо была посвящена почти полувековому плодотворному совместному пути одного из основателей советской кинокомедии и выдающейся киноактрисы современности. Сразу же было замечено, однако, что она была сделана добросовестно, но торопливо, восстанавливала сцены многих прогремевших фильмов, но не позволяла глубоко проникнуть в творческую лабораторию режиссера и актрисы — замечательных мастеров советского экрана.

За минувшие годы не раз предпринимались и другие попытки запечатлеть их высокое искусство. По-прежнему зрители тепло встречали повторный показ в кинотеатрах и на телевизионном экране фильмов с участием Любови Орловой, хотя массовый их прокат за давностью лет уже не отвечал возросшим зрительским интересам. Нужен был фильм, который показал бы в полный рост талант замечательной актрисы. И такой фильм — «Любовь Орлова» — в 1983 году был создан.

У него жестокое начало. На экране — последняя фотография Любови Петровны. Голос за кадром сообщает, что ей семьдесят два года. Потом идет «последняя съемка» на телевидении. «Последняя кинопроба»: маленький эпизод из пьесы «Странная миссис Сэвидж». Через три месяца ее не станет...

Нет и нет! — против таких начальных кадров фильма протестует сознание. И на этой фотографии, и в этих кадрах она неотразимо красивая, близкая, дорогая всем советским людям, какой мы ее знали всегда. Кажется, и возраст ей приписан, и траурная фраза, произнесенная диктором, неправдоподобна. Ее нет, но она с нами. Более того — она среди нас.

На экране — народный артист СССР Ростислав Плятт. Он делится воспоминанием, которое впервые обнародовал вскоре после смерти актрисы.

«Когда в спектакле «Милый лжец», — вспоминает он, — Любовь Петровна произносила реплику своей героини, миссис Патрик Кемпбелл: «И мне никогда не будет больше тридцати девяти лет, ни на один день!», зал взрывался аплодисментами на каждом спектакле! И аплодисменты относились не к персонажу, а к актрисе — за ее неувядаемости!»

Именно потому и представляется жестоким начало этого фильма, что присущее кинематографу чудесное свойство дарить таланту неувядаемость, возвращать время в картине в дальнейшем ее течении проявляется с особой впечатляющей силой.

Нет, это не двадцать, не сорок лет и вовсе не полвека тому назад происходило все то, о чем повествует полнометражный художественно-публицистический фильм «Любовь Орлова». Нет, не тогда произносились эти слова, пелись эти песни, что несутся с экрана, — все это происходит сейчас, в те минуты и часы, когда демонстрируется лента.

Поистине необыкновенна артистическая судьба народной артистки СССР Любови Петровны Орловой. Неувядаем ее выдающийся талант. Сценарий фильма «Любовь Орлова» написали народный артист СССР Григорий Васильевич Александров и Григорий Александров (младший). Его поставили Григорий Васильевич Александров и Елена Михайлова. Это был последний сценарий и последний фильм Григория Васильевича. Снимали ленту операторы Георгий Рерберг и Борис Сутоцкий. О знаменитой актрисе и любимом человеке рассказывали Р. Плятт, Н. Соколов, И. Прут, С. Образцов, Г. Рошаль, Д. Паттерсон, 3. Пухова.

Художественно-документальный фильм «Любовь Орлова» не просто рассказ о жизни актрисы, о ее беззаветном полувековом служении искусству, а значит, и служении людям. Фильм словно бы возвращает ее зрителям и одновременно позволяет задуматься о таких понятиях, как талант и его долговечность, как народность артистического творчества, идейность и художественность произведения искусства.

Созданные Орловой немеркнущие образы — это хорошо показано в картине — пронизаны социальным оптимизмом времени, пафосом первых пятилеток, созидательными устремлениями тех памятных лет, когда рождались гигантские заводы и коллективные хозяйства, новые школы, университеты и научно-исследовательские институты, драматические и оперные театры, киностудии, музеи и дома культуры, когда формировалось новое мировоззрение миллионов людей, осознавших себя созидателями социалистической нови, утверждалось сознание высокого достоинства советского человека — строителя новой жизни.

В созданных актрисой образах зрители видели обобщенный портрет ее современниц, ибо рядом с ней по жизни шли Дуся и Маруся Виноградовы, Мария Демченко и Паша Ангелина, Валентина Гризодубова и Марина Раскова. Тысячные аудитории с восторгом принимали творимые ею характеры. Улыбалась она с экрана — улыбался весь зрительный зал. Она пела — и ей подпевали сотни и тысячи ее соотечественников. Временами ей было трудно, горько — и в зале устанавливалась удивительная тишина, словно каждый хотел сказать героине: «Не надо, успокойся, все будет хорошо!»

В фильме звучит музыка И. Дунаевского. Звучит «Песня о Родине». И вновь, как и в былые времена, зрительный зал поет вместе с актрисой:

«Широка страна моя родная,
Много в ней лесов, полей и рек.
Я другой такой страны не знаю,
Где так вольно дышит человек».

Звучат марши и песни. Право же, не было у нас других таких художественных лент, которые оставили бы людям столько песен, ставших подлинно массовыми, истинно народными.

Все, кто знал Любовь Петровну Орлову лично, вспоминают не только замечательную советскую актрису, но и великолепного товарища, веселого, доброго, на редкость отзывчивого, предельно скромного человека и труженика. Любовь Петровна, говорит один из ее друзей, «по праву могла называться звездой. Причем звездой не холодной, как, знаете, говорят: холодный блеск далеких звезд... Нет, это не про нее: она была звездой теплой, близкой к людям, она светилась радостью, красотой, весельем и счастьем, и этот свет бесконечно радовал и согревал людей».

Такой была Любовь Петровна Орлова. И ее светлый образ отлично передан в посвященном ей фильме. Его последние кадры особенно волнуют.

Во весь экран — залитое солнцем, голубое, безбрежное море. И вновь песня, любимая миллионами людей, несется с экрана ее песня:

«Сердце в груди Бьется, как птица,
И хочется знать, что ждет впереди,
И хочется счастья добиться...»

И вот уже бороздит моря и океаны красавец теплоход «Любовь Орлова». Он был построен и спущен на воду в 1976 году в Югославии и приписан к Дальневосточному морскому пароходству.

В октябре 1979 года теплоход «Любовь Орлова» впервые прибыл в свободную Кампучию, доставив в порт Кампонгсаом из Владивостока большую группу советских докеров. Им предстояло помочь кампучийским докерам быстрее справиться с нарастающим потоком грузов, поступавших из Советского Союза и других дружественных стран, решивших оказать братскую помощь кхмерскому народу, сбросившему кровавое иго полпотовской банды.

На теплоходе стараниями капитана Георгия Федоровича Семака и всего экипажа создан музей народной артистки СССР Любови Орловой. На его стендах — фотографии, документы, кадры из кинофильмов. Часть экспонатов передал музею Григорий Васильевич Александров. На теплоходе бывал его внук Григорий Александров (младший), а также поэт Джеймс Паттерсон, выступавший здесь с чтением своих стихов.

Все, кто когда-либо видел «Цирк», несомненно, запомнили темноволосого черноглазого мальчугана, которого вырывают из рук расиста Кнейшица и берут под свою защиту советские люди самых разных национальностей, — это и был ныне известный советский поэт Д. Паттерсон.

...Пенятся волны. Шумит океан. Из страны в страну по безбрежным просторам идет и идет вперед красавец теплоход «Любовь Орлова».

Предыдущая страница К оглавлению Следующая страница

 
  Главная Об авторе Обратная связь Книга гостей Ресурсы

© 2006—2017 Любовь Орлова.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.


Яндекс.Метрика