На правах рекламы:

Качественный и профессиональный татуаж бровей у мастера в Москве.

sprzeda? wag Bydgoszcz

«Советская пластическая хирургия. Хроники московского быта» (2012)

Оригинальное название: «Советская пластическая хирургия. Хроники московского быта»
Жанр: документальный фильм
Режиссеры: Алексей Казаков, Екатерина Абдулова
Авторы сценария: Ольга Надточей, Алексей Митрофанов
Ведущий программы: Алексей Митрофанов
Шеф-редактор: Дмитрий Ткачев
Операторы: Дмитрий Яценко, Владислав Сысоев
Звукорежиссер: Леонид Георгиев
Продюсер: Наталья Панкратова
Текст читал: Павел Конышев
В программе участвовали: Эмма Должикова, гендиректор института красоты; Отари Гогиберидзе, пластический хирург; Римма Маркова, народая артистка России; Инна Голикова, внучатая племянница Л. Орловой, Александр Хорт, писатель; Сергей Кулагов, пластический хирург
Длительность: 39 минут 32 секунды
Язык: русский
Производство: ООО «Теледрама»
Страна: Россия
Год: 2012

Одна из серий популярного телевизионного цикла «Хроники московского быта» посвящен истории развития пластической хирургии в Советском Союзе. Первый Институт красоты открылся в Москве в 1930 году. О том, кто обращался к пластическим хирургам в то время и какими средствами пользовались советские женщины, чтобы сохранить красоту и молодость, рассказывается в этой передаче. В программе использованы уникальные архивные материалы и кинохроника 1930—1970-х годов, а также фрагменты фильмов с участием актрисы Любови Орловой «Цирк», «Весна», «Скворец и лира».

Текстовая расшифровка фрагмента передачи (о Любови Орловой)

Голос за кадром: — Некоторые утверждают, что Институт красоты, в котором помимо косметологов, над внешностью людей колдовали хирурги, открыли исключительно ради актрисы Любови Орловой. Она считалась первой красавицей страны и любимицей Сталина, и поэтому Вождь народа приказал сделать все, чтобы молодость этой артистки превратили в вечную, в советском Союзе.

Отари Гогиберидзе, пластический хирург: — Было неприлично советской актрисе ехать оперироваться за границу, это неправильный политический шаг был бы, поэтому проще было создать школу здесь, на нашей территории.

Эмма Должикова: — Это неправда. Институт был создан в 1930 году, Орлова оперировалась ближе к 1960-м годам.

Голос за кадром: — Всю жизнь, до последнего дня, она тратила неимоверные усилия на то, чтобы быть всегда подтянутой и красивой. В ее ванной стояла батарея кремов для тела и лица. Она могла привезти себе какую угодно косметику из Парижа, но использовала только то, что специально для нее делала лучшая косметичка Москвы.

Инна Голикова, внучатая племянница Л. Орловой: — Он, кстати, не имел какого-то приятного запаха, он был даже какой-то медицинский... Конечно, я залезла в эту банку как-то, она была у нее в ванной, и запах был медицинский скорей, чем парфюмерный.

Голос за кадром: — Во всех своих фильмах Орлова много двигается, танцует, и во время танца еще поет. Для этого нужна была отличная физическая форма. Ее родные вспоминали, что балетный станок она попросила поставить даже в больничной палате, когда уже умирала от рака.

Инна Голикова: — Она даже гуляла с двумя гантельками в руках. Я говорю: «Любочка, для чего это?» — «Не мешай, это для осанки». Она гуляла с гантелями, чтобы осанку поддерживать.

Голос за кадром: — Но за гибкость и красоту Любовь Орлова сражалась не только ради экранных образов и вечной жизни в кино. Каждый день своей жизни она боролась за внимание своего мужа, известного режиссера Григория Александрова, за то, чтобы он восхищался ей как в первый день их романа.

Алексей Митрофанов, ведущий: — Известно, что у Александрова до брака с Орловой был роман с Марлен Дитрих. Это случилось в США, куда нашего режиссера отправили перенимать киношный опыт.

Голос за кадром: — До конца жизни Орлова рвала и выбрасывала все журналы, в которых были фотографии голливудской кинодивы и ревновала к ней супруга, но при этом была вынуждена мириться с тем, что постепенно превращается в ее двойника.

Александр Хорт, писатель: — В «Веселых ребятах» у нее еще были волосы некрашеные, шатенка, потом уже в «Цирке» она блондинкой стала, почему ее стали называть советской Марлен Дитрих.

Голос за кадром: — О первой пластической операции Орлова даже не сказала мужу. Эти супруги обращались друг к другу всегда на «Вы» и многие говорят, что со стороны их отношения выглядели весьма холодными. Но люди, близкие к Орловой, знали, в душе актрисы всю жизнь кипела буря чувств. Ее любовь к супругу была болезненной, она была готова на все.

Инна Голикова: — Как-то пришла к ним. Они сидели на террасе, и Любочка была в темных очках. Как-то мы очень коротко поговорили, она очень быстро встала и ушла, сказала что-то и ушла. И Григорий Васильевич мне говорит: «Только подумайте, я не устаю восхищаться Любочкой, какое мужество. Вы знаете, почему она в темных очках? Она подрезала себе веки, и я даже об этом не знал. Она мне даже не сказала».

Голос за кадром: — Подрезание век было одной из первых пластических операций, которую освоили наши хирурги. И если Марлен Дитрих и другие заграничные красотки прибегали к этому уже в 30-е годы, то в Советском Союзе эту процедуру освоили с опозданием на четверть века.

Сергей Кулагин, пластический хирург: — Пластику лица и шеи на Западе делают примерно шесть часов, у нас эту операцию делают примерно два часа. И это не значит, что мы торопимся и делаем плохо. Я не говорю, что лучше, это было бы может неправильно. Но не хуже, это будет более правильно.

Голос за кадром: — Очередную операцию Любовь Орлова сделала ради фильма «Скворец и лира». Он долго просила относящегося к ней все более холодно супруга снять картину, где она была бы в главной роли.

Римма Маркова: — Это все уже знали, Любовь Петровна сделала операцию. Сидели в одной гримерной, я вижу, что у ней красненькое здесь, у нее нигде ничего не висит, она замечательно выглядела. Но фильм «Скворец и лира» был оплеван критиками и совсем не понравился зрителю. Круговая подтяжка была сделана идеально, но она не помогла.

Федор Раззаков, писатель: — Там она играла 30—40-летнюю женщину, а ей было уже за семьдесят. Но она играла в перчатках весь фильм, в черных перчатках, потому что руки у нее были... руки старой женщины, морщинистые все, сморщенные.

Эмма Должикова: — Красивое лицо, великолепная была прическа, но походка, руки и ноги выдавали возраст. Лицо молодой женщины, а все остальное выдает возраст. Это смотрится некрасиво.

Голос за кадром: — Рядом с Орловой Александр Шмелев, один из лучших пластических хирургов Советского Союза. Шмелев сыграл (в фильме «Скворец и лира») по сути самого себя. Так Григорий Александров поблагодарил его за хорошую работу. Александр Шмелев работал в Институте красоты, но помимо этого был консультантом Четвертого управления Минздрава СССР. Это управление лечило первых лиц государства и сотрудничало с КГБ. Александр Шмелев участвовал в нескольких секретных операциях.

Федор Раззаков: — Они изменяли внешность людям, которые играли роль двойника какого-нибудь политического деятеля.

 
  Главная Об авторе Обратная связь Книга гостей Ресурсы

© 2006—2017 Любовь Орлова.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.


Яндекс.Метрика